Оценка состояния паравертибральных мышц поясничного отдела с помощью компьютерной томографии. (Обзор литературы)

г. Харьков, ул. Лермонтовская, 27
(066) 924-43-61, (057) 704-35-35, (057) 704-24-44

В.А. Радченко, А. Г. Скиданов, Ю.А. Змиенко, Л.Н. Левитская, Мищенко Л.П.
Институт патологии позвоночника и суставов им.проф. Н.И. Ситенко АМН Украины, ООО "МДЦ-LUX"

Медико-социальное значение проблемы лечения дегенеративных заболеваний поясничного отдела позвоночника неоспоримо, и хотя поиск факторов риска их возникновения не прекращается, патогенез этих заболеваний изучен недостаточно.В некоторых случаях объяснить интенсивный болевой синдром при отсутствии явных рентгенологических морфологических изменений довольно сложно. Недостаток корреляции между морфологическими патологическими изменениями и клиническими в значительной степени определяется мультифакториальной природой боли (включая биологические, физиологические и социальные факторы). Некоторые исследователи объясняют плохую взаимосвязь факторами, которые не принимаются во внимание в процессе обследования пациента. К таким факторам относятся изменения околопозвоночных мышц травматической или дегенеративной природы [1, 2].

Существенное расширение представлений об изменениях паравертебральных мышц поясничного отдела позвоночника началось в конце восьмидесятых-начале девяностых годов, что связано с развитием компьютерной и магниторезонансной томографии, в частности программного обеспечения к ним [3-6], т.к. другие возможности обследования мягких тканей живых лиц весьма ограничены. Особую ценность компьютерной томографии придает ее неинвазивность и возможность повторного воспроизведения [7,8].

>Одна из возможностей изучения паравертебральных мышц с помощью компьютерной томографии – измерение площади их поперечного сечения [7-9]. Площадь поперечного сечения мышц и их плотность зависят от многих факторов, например возраста, физического состояния, диеты, веса и поясничной боли [8].

Данные о характере возрастных изменений площади поперечного сечения паравертебральных мышц отражены в единичных публикациях. В частности, отмечено, что у взрослых с увеличением возраста мышечная масса уменьшается [10- 13]. В результате предыдущих исследований здоровых лиц установлена большая площадь поперечного сечения околопозвоночных мышц у мужчин, чем у женщин [8, 13].

Согласно исследованиям Нуриева З.Ш. у здоровых лиц площадь поперечного сечения мышцы, разгибающей позвоночник на уровне LIII у мужчин в среднем равна 1919-1995 мм2, у женщин ? 1395-1468 мм2, площадь многораздельной мышцы ? соответственно 566-577 мм2 и 436-494 мм2. Площадь подвздошно-поясничной мышцы у мужчин составляет 1142-1190 мм2, у женщин ? 643-658 мм2, площадь квадратной мышцы у мужчин ? 542-560 мм2, у женщин ? 280-284 мм2. Таким образом, у здоровых мужчин площадь поперечного сечения мышцы, разгибающей позвоночник, многораздельной мышцы на 20-30% превышает эти показатели у женщин, а площадь подвздошно-поясничной и квадратной мышц спины у мужчин ? на 50-55% [14].

Хотя площадь поперечного сечения околопозвоночных мышц с помощью КТ и МРТ оценивали многие исследователи [15, 16], но только некоторые из них определяли ошибку измерения. Maughan et al. [17] and Haggmark et al.[4] оценивали ошибку измерения площади поперечного сечения мышц бедра у молодых людей. После сравнения всех вариантов оказалось, что более существенные ошибки связаны с непосредственными измерениями, а не с оборудованием [8].

Площадь поперечного сечения выпрямителя спины в молодом возрасте составляет в среднем 1395-1468 мм2, в старшем возрасте колеблется от 1450 до 1542 мм2 [10, 14].

Hides J.A. at al. исследовали влияние длительного постельного режима на площадь поперечного сечения околопозвоночных мышц и мышц живота [18]. Обследовали десять здоровых мужчин до, в течение и после восьми недель постельного режима. Площадь поперечного сечения m. multifidus уменьшилась после 14-го дня постельного режима. M. erector spinae и m. quadratus lumborum не изменились за это время. M.rectus abdominis, m. obliquus externus abdominis, m. rectus abdominis, m. psoas увеличились за время постельного режима. M. psoas увеличился после 14-го дня и оставался таким до 56-го дня, в то время как m. obliquus externus abdominis и m. rectus abdominis не изменились. По завершении этапа постельного режима m. multifidus, m. obliquus externus abdominis и m. rectus abdominis вернулись к исходному уровню после 4-го дня наблюдения, в то время как m. psoas возвратилась к исходному уровню после 28-го дня. Исследователи сделали вывод о селективной гипотрофии многораздельной мышцы в результате постельного режима. Изменения паравертебральных мышц сопровождались развитием болевого синдрома в области поясничного отдела позвоночника. Подобные изменения определяются при болях в пояснице [6, 14, 26], т.е. мышечная гиподинамия и гипотрофия могут являться первичным этиологическим фактором болей в спине, с чем соглашаются многие исследователи-клиницисты [19]. Некоторые мышцы, такие как короткие и длинные околопозвоночные мышцы, m. рsoas и m. quadratus lumborum играют важную роль в стабилизации и движениях позвоночника [19] и потенциально связаны с развитием и прогрессированием остеохондроза.

Большинство исследований относится к связи хронической или острой поясничной боли с площадью поперечного сечения околопозвоночных мышц [7, 8,20-28 ].

Hides et al. определили отсутствие атрофии мышц у пациентов с острой поясничной болью [23], объясняя это быстротой развития заболевания. Однако в результате исследований на животных при экспериментальном повреждении межпозвонкового диска обнаружена быстро развивающаяся атрофия мышц [29]. Кроме того, изменения локализовались на уровне повреждения и сочетались с быстрым развитием изменений во внутримышечном жире.

Опубликованы данные, свидетельствующие о том, что объем околопозвоночных мышц меньше у пациентов с хронической поясничной болью [6,14, 26,30-32] по сравнению со здоровыми лицами того же возраста, подобные изменения могут встречаться у 10% здоровых лиц [24], т.е. степень изменений мышц не обязательно связана с клиническими симптомами [11]. Muzeyyen Kamaz et al. исследовали 36 пациентов с хронической поясничной болью и 34 здоровых добровольца, в результате чего установлено, что площадь поперечного сечения mm. multifidus, psoas и quadratus lumborum у пациентов с хронической поясничной болью достоверно меньше [9]. Степень гипотрофии в различных мышцах проявлялась в разной степени и максимально определялась в m. multifidus.

Сообщалось об уменьшении размера m. multifidus при острой поясничной боли [23]. Исследования на животных показали быстрое изменение площади поперечного сечения m. multifidus при повреждении межпозвонкового диска [29].

По данным литературы, у 73% здоровых лиц имеется относительная симметрия паравертебральных мышц.Dangaria at al. обнаружили уменьшение площади поперечного сечения поясничной мышцы при грыже межпозвонкового диска поясничного отдела позвоночника, более выраженное со стороны компрессионно-корешкового синдрома. Уменьшение площади поперечного сечения положительно коррелирует с продолжительностью компрессионно-корешкового синдрома [33]. У пациентов с хронической поясничной болью определяется уменьшение мышечной силы и значительная гипотрофия мышц в сравнении со здоровыми лицами.

Ondo W.G. и Haykal H.A. выявили гипотрофию и асимметрию всех паравертебральных мышц у пациентов с болезнью Паркинсона и их асимметрию, более выраженную в mm. quadratus, multifidus, longissimus и ileocostalis. Авторы связывают асимметрию с постуральными нарушениями, гипотрофия сопровождалась жировой дистрофией [34].

Площадь поперечного сечения паравертебральных мышц у пациентов с односторонней поясничной болью и моносегментарной дегенерацией диска, сопровождающейся или не сопровождающейся односторонним корешковым синдромом, исследовали Ploumis A., Michailidis N., Christodoulou P. at al. [35]. Максимальная односторонняя гипотрофия мышц вне зависимости от уровня составила 13,1% для многораздельной мышцы, 21,8% для мышцы, разгибающей позвоночник, 24,8% для квадратной мышцы поясницы и 17,1% для поясничной мышцы. Тем не менее, не было обнаружено никакой статистически значимой корреляции между временем течения симптомов (в среднем 15,5 мес) и гипотрофией.

Встречаются также различные варианты соотношений площади поперечного сечения передних паравертебральных мышц (m. psoas) к задним (m. multifidus, m. erector spinae и m. quadratus lumborum) от их симметричной величины до преобладания передних над задними или наоборот [14].

Увеличение силы мышц и площади их поперечного сечения происходит в результате выполнения различных программ физических упражнений [36, 37].

Компьютерная томография позволяет также дифференцировать различные ткани на основании степени ослабления ими рентгеновских лучей. Коэффициенты ослабления рентгеновского излучения (m) выражаются не в абсолютных величинах, а в относительных числах, нормированных по отношению к m воды. Они называются КТ числами (CT numbers) или едиицами Хаунсфилда (Haunsfield units, HU). Число Хаунсфилда для воды составляет 0 HU [38-40].

В современных аппаратах диапазон чисел Хаунсфилда достигает 4096 HU. Это означает, что с помощью КТ теоретически возможно различить анатомические структуры, различающиеся по степени поглощения рентгеновского излучения, согласно исследованиям Тюрина И.Е., на 0,024% [40], согласно исследованиям Габуния Р.И. ? до 0,5% [38].

По некоторым данным, КТ плотность менее -150 HU характерна для наличия газа, КТ-плотность жировой ткани составляет приблизительно -100 HU (± 20 HU), мягких тканей 20–50 HU, среднее значение для смешанных тканей составляет приблизительно -15 HU [39]. По другим данным, степень ослабления для жировой ткани составляет от -30 до -120 HU, для мягких тканей 30–70 HU. Коэффициенты ослабления костной ткани обычно превышают +100 HU и могут достигать +2000…+4000 HU [40].

По данным L. Kalichman et al., средняя величина КТ-плотности для m. multifidus у мужчин составила (64,8±11,5) HU, у женщин (57,12±9,98) HU, для m. erector spinae у мужчин (56,84±11,54) HU, у женщин (52,55±7,41) HU [13].

Согласно данным Нуриева З. Ш., максимальная плотность m. erector spinae у здоровых мужчин была равна 110-111 ед. HU, у женщин ? 100-106 HU, средняя плотность соответственно от 50 до 52 HU и от 76 до 82 HU. Минимальная плотность колебалась в пределах от -76 до -92 HU у мужчин и от -93 до -97 HU у женщин. Многораздельная мышца имела максимальную плотность у мужчин ? от 111 до 113 HU, у женщин ? от 103 до 112 HU. Средняя плотность у мужчин составляла от 52 до 56 HU, у женщин ? от 45 до 49 HU, минимальная у мужчин ? от -52 до -56 HU и у женщин от -73 до -78. Максимальная плотность подвздошно- поясничной мышцы у мужчин варьирует от 117 до 118 HU, у женщин ? от 102 до 105 HU, средняя плотность у мужчин ? 55-58 HU, у женщин ? 48-53 HU, минимальная ? соответственно от -66 до -68 HU и от -73 до -92 HU. Максимальная плотность квадратной мышцы поясницы у мужчин была в пределах 99-103 ед. HU, у женщин ? от 88 до 92 HU, средняя плотность у мужчин ? от 47 до 50 HU и у женщин ? от 48 до 49 HU, минимальная ? соответственно от -67 до -76 HU и от - 49 до -60 HU [14].

Дегенеративные изменения мышечной ткани сопровождаются изменением ее рентгеноплотности [41]. Мышечная плотность выражает степень дегенерации мышцы, отражает количество мышечных волокон, площадь отдельных мышечных волокон, а также упаковку сократительного материала [41], в то время как площадь поперечного сечения в основном определяется количеством мышечных волокон и в меньшей степени их размером [42].

Удивительно, что обнаружено только две публикации, касающиеся КТ-оценки половых различий плотности околопозвоночных мышц [3, 13], и две публикации о возрастных изменениях [13, 43]. Leonid Kalichman et al. выполнили исследование КТ-плотности m. multifidus и m. erector spinae в связи с возрастом, полом, и индексом массы тела [13]. Учитывали также наличие и степень сужения межтелового промежутка, спондилоартроза, спондилолиза, спондилолистеза и стеноза позвоночного канала. В результате установлено, что мужчины имеют более высокую плотность мышц, чем женщины, у молодых мышцы плотнее, чем у людей старшего возраста, у худых плотнее, чем у полных. Авторы определили статистически значимую связь между спондилоартрозом и плотностью m. multifidus и m. erector spinae. Определена также значимая связь между плотностью m. erector spinae и уменьшением межтелового промежутка, плотностью m. multifidus и спондилолистезом [13].

Связь хронической позвоночной боли с КТ-плотностью поясничных мышц устанавливали в результате многих исследований [6, 8, 22, 24, 45, 46]. Hultman et al. [24] опубликовали данные КТ исследования, свидетельствующие о значительном уменьшении плотности m. erector spinae у пациентов с хронической люмбалгией (более 3 лет) по сравнению со здоровыми лицами.

Hicks et al. на основании результатов большого популяционного исследования определили, что уменьшение мышечной плотности связано с выраженным стойким болевым синдромом, протекающим в течение года. При равной площади поперечного сечения мышц их рентгеноплотность может быть различной и в большей степени зависит от физических упражнений [22].

В результате исследования Kalichman [13] установлена отрицательная корреляция между плотностью околопозвоночных мышц и индексом массы тела, подобная отрицательная корреляция определена в исследовании Kelley между плотностью мышечной ткани в области середины бедра и индексом массы тела [47].

Дегенеративные изменения околопозвоночных мышц определяются на уровне LIV-LV в большей степени, чем на вышележащих уровнях [7]. Хотя Аnne Keller не обнаружила различий в степени дегенеративных изменений в зависимости от уровня LIII-LIV, LIV-LV, LV-SI [45, 48].

Ещ? один способ исследования паравертебральных мышц ? гистографический анализ, который является довольно эффективным методом
оценки степени дегенеративных изменений мышц. Danneels et al. [7] использовали для анализа околопозвоночных мышц, в частности содержания в них жировой ткани, гистографический метод с помощью компьютерной томографии. Несмотря на то, что общепринято мнение о приоритете магниторезонансной томографии для оценки мягких тканей, современная компьютерная томография позволяет также достаточно точно их оценить. Для этого используется псевдоцветная техника, позволяющая определять количественное содержание в мышцах жировой ткани. Жировая ткань производит более яркое свечение в пикселях и окрашена в красный цвет, процентное содержание жировой ткани в мышцах представляется в виде гистограммы. В этом исследовании в среднем количество жира составляло 41% и 16% у пациентов и лиц контрольной группы соответственно. У пациентов определялось замещение около 25% мышечной ткани жировой.

В литературе встречаются попытки сравнения результатов хирургического лечения дегенеративных заболеваний поясничного отдела позвоночника с результатами лечения с помощью физических упражнений [45,48]. Некоторые авторы доказывают преимущество спондилодеза в лечении хронической поясничной боли при сравнении с лечебной физкультурой [48], другие отдают приоритет физическим упражнениям как методу лечения хронической поясничной боли [49,50].

Anne Keller at al. определили значительные различия околопозвоночных мышц у пациентов со спондилодезом и у тех, которые лечились упражнениями и когнитивным вмешательством. Плотность на уровне LIII-LIV значительно уменьшилась в группе пациентов со спондилодезом, но осталась неизменной в группе лечившихся упражнениями. Площадь поперечного сечения на двух исследуемых уровнях не изменялась в обеих группах. Отсутствовала корреляция между изменениями мышечной силы и их морфологией.

Laasonen [46] более чем два десятилетия назад описал КТ признаки уменьшения плотности люмбосакральных мышц после хирургического лечения ? в результате спондилодеза определяется уменьшение силы мышц и их атрофия.

Исследовался потенциал развития послеоперационной атрофии мышц у пациентов, перенесших микродискэктомию или чрескожную нуклеотомию при поясничных грыжах межпозвонковых дисков. Площадь поперечного сечения паравертебральных мышц измеряли в день, предшествующий операции, и через 6 месяцев после операции. Сечение поясничных мышц оставалось неизменным в течение периода наблюдения у всех пациентов, указывая на отсутствие атрофии мышц в зоне операции. Авторы сделали вывод о корреляции интраоперационной травмы тканей с последующей их гипотрофией вследствие денервации [51].

Положительная корреляция была отмечена между степенью гипотрофии и временем операции из заднего доступа, особенно при операциях без спондилодеза. На основании чего был сделан вывод о том, что сокращение времени операции может свести к минимуму травму мышц спины [13,52].

Связь между спондилодезом, слабостью и атрофией паравертебральных мышц недостаточно изучена. Существует гипотеза о том, что спондилодез приводит к мышечной атрофии по причине вторичной денервации мышц вследствие хирургической травмы и/или отсутствия движений оперированного сегмента [53].

Исследования паравертебральных мышц в основном касаются пациентов с люмбалгией. Относительно состояния паравертебральных мышц при различных нозологических вариантах течения остеохондроза поясничного отдела позвоночника встречаются лишь единичные публикации. Мало информации о патогенезе дегенеративных заболеваний поясничного отдела позвоночника с точки зрения патологических изменений паравертебральных мышц. Недостаточно исследовано влияние различных вариантов хирургического лечения дегенеративных заболеваний поясничного отдела позвоночника на состояние паравертебральных мышц, а также отсутствуют знания о влиянии исходного состояния мышц на результаты хирургического лечения. Трофические изменения в мышцах, развивающиеся в результате спондилодеза, явны, но причины их развития достаточно не изучены. Поэтому для ответов на эти и многие другие вопросы требуются дальнейшие исследования.

Список литературы:

  1. Demoulin C. Spinal muscle evaluation in healthy individuals and low-back-pain patients: a literature review / C. Demoulin, J.M. Crielaard, M. Vanderthommen // Joint Bone Spine. – 2007. - № 74. – P. 9-13, 34.;
  2. MacDonald D.A The lumbar multifidus: does the evidence support clinical beliefs? / D.A. MacDonald, G.L. Moseley, P.W. Hodges // Man Ther. – 2006. - № 11. – P. 254-263.;
  3. Computed tomography of the human skeletal muscular system / J.A. Bulcke, J.L. Termote, Y. Palmers, D. Crolla // Neuroradiology. – 1079. - № 17. – P. 127-136.;
  4. Haggmark T. Cross-sectional area of the thigh muscle in man measured by computed tomography / T. Haggmark, E. Jansson, B. Svane // Scand J Clin Lab Invest. – 1978. – № 38. – P. 355–360.;
  5. Maughan R.J. Muscle strength and cross-sectional area in man: a comparison of strength-trained and untrained subjects / R.J. Maughan, J.S. Watson, J. Weir // Br J Sports Med. – 1984. – № 18. – P. 149–57.;
  6. Comparison of CT scan muscle measurements and isokinetic trunk strength in postoperative patients / T.G. Mayer, H. Vanharanta, R.J. Gatchel et al. // Spine. – 1989. - № 14. – P. 33-36.;
  7. CT imaging of trunk muscles in chronic low back pain patients and healthy control subject / L.A. Danneels, G.G. Vanderstraeten, D.C. Cambier et al. // Eur Spine J. – 2000. – № 9. – P.266–272.;
  8. Reliability of Computed Tomography Measurements of Paraspinal Muscle Cross- Sectional Area and Density in Patients With Chronic Low Back Pain / A. Keller, R. Gunderson, O. Reikeras et al.// Spine. – 2003. – Vol. 28, № 13. – P. 1455–1460.;
  9. CT measurement of trunk muscle areas in patients with chronic low back pain / Muzeyyen Kamaz, Demet K?resi, Hasan Oguz et al. // Diagn Interv Radiol. – 2007. - № 13. – P. 144–148.;
  10. Grimby G. The ageing muscle / G. Grimby, B. Saltin // Clin Physiol. – 1983. - № 3. – P. 209-218.;
  11. Influence of age and duration of symptoms on fibre type distribution and size of the back muscles in chronic low back pain patients / A. Mannion, L. K?ser, E. Weber et al. // Eur Spine J. – 2000. – № 9. – P. 273–281.
  12. Parkkola R. Lumbar disc and back muscle degeneration on MRI: correlation to age and body mass / R. Parkkola, M. Kormano // J Spinal Disord. – 1992. – № 5. – P. 86-92.;
  13. Changes in paraspinal muscles and their association with low back pain and spinal degeneration: CT study / L. Kalichman, P. Hodges, L. Li AH Guermazi, David J. Hunter // Eur Spine J. - 2010. - № 19. – P. 1136-1144.;
  14. Нуриев З. Ш. Рентгеноанатомия и рентгенопатоморфология паравертебральных мышц у здоровых и больных вертеброгенной люмбалгией / З. Ш. Нуриев, М. К. Михайлов, М. А. Подольская // Казанский мед.ж.- 2004. - № 4.;
  15. The use of magnetic resonance images to investigate the influence of recruitment on the relationship between torque and cross-sectional area in human muscle / H. Akima, S. Kuno, H. Takahashi et al. // Eur J Appl Physiol. – 2000. - № 83. – Р. 475–480.;
  16. Fat content of lumbar extensor muscles and low back disability: a radiographic and clinical comparison / H. Alaranta, K. Tallroth, A. Soukka et al. // J Spinal Disord. – 1993. – № 6. – Р. 137–140.;
  17. Maughan R.J. Relationships between muscle strength and muscle cross-sectional area in male sprinters and endurance runners / R.J. Maughan, J.S. Watson, J. Weir // Eur J Appl Physiol Occup Physiol. - 1983. – № 50. – P. 309–318.;
  18. Magnetic resonance imaging assessment of trunk muscles during prolonged bed rest / J.A. Hides, D.L. Belavy, W. Stanton et al. //Spine (Phila Pa 1976). – 2007. - № 1; 32(15). – Р.1687-1692.;
  19. Crisco J.J. 3rd The intersegmental and multisegmental muscles of the lumbar spine. A biomechanical model comparing lateral stabilizing potential / J.J. Crisco 3rd, M.M. Panjabi // Spine. – 1991. - № 16. – P. 793-799.;
  20. Barker K.L. Changes in the cross-sectional area of multifidus and psoas in patients with unilateral back pain: the relationship to pain and disability / K.L. Barker, D.R. Shamley, D. Jackson // Spine. – 2004. - № 29. – P. 515-519.;
  21. The association of trunk muscle cross-sectional area and magnetic resonance image parameters with isoki-netic and psychophysical lifting strength and static back muscle endurance in men / L.E. Gibbons, P.Latikka, T. Videman et al. // J Spinal Disord. – 1997. - № 10. – P. 398–403.;
  22. Cross-sectional associations between trunk muscle composition, back pain, and physical function in the health, aging and body composition study / G.E. Hicks, E.M. Simonsick, T.B. Harris et al. // J Gerontol A Biol Sci Med Sci. – 2005. - № 60. – P. 882-887.;
  23. Hides J.A. Evidence of lumbar multifidus muscle wasting ipsilateral to symptoms in patients with acute/subacute low back pain / J.A. Hides, M.J. Stokes, M. Saide // Spine. - 1994. – № 19. – P. 165-172.;
  24. Body com position, endurance, strength, cross-sectional area, and density of MM erector spinae in men with and without low back pain / G. Hultman, M. Nordin, H. Saraste, H. Ohlsen // J Spinal Disord. – 1999. – № 36. – P. 114-123.;
  25. The significance of fat and muscle areas in the lumbar paraspinal space: a CT study / R.F. McLoughlin, E.M. D'Arcy, M.M. Brittain et al. // J Comput Assist Tomogr. - 1994. – № 18. – P. 275-278.;
  26. Parkkola R. Magnetic resonance imaging of the discs and trunk muscles in patients with chronic low back pain and healthy control subjects / R. Parkkola, U. Rytokoski, M. Kormano // Spine.- 1993. – № 18. – P. 830-836.;
  27. Back extensor and psoas muscle cross-sectional area, prior physical training, and trunk muscle strength—a longitudinal study in adolescent girls / J.E. Peltonen, S. Taimela, M. Erkintalo et al. // Eur J Appl Physiol Occup Physiol. - 1998. – № 77. – P. 66-71.;
  28. The effect of comprehensive group training on cross-sectional area, density, and strength of paraspinal muscles in patients sick-listed for subacute low back pain / K. Storheim, I. Holm, R. Gunderson et al. // J Spinal Disord Tech. – 2003. – № 16. – P. 271-279.;
  29. Rapid atrophy of the lumbar multifidus follows experimental disc or nerve root injury / P. Hodges, A.K. Holm, T. Hansson, S. Holm // Spine. - 2006. - № 31. – P. 2926-2933.;
  30. Cooper R.G. Radiographic demonstration of paraspinal muscle wasting in patients with chronic low back pain / R.G. Cooper, W. St Clair Forbes, M.I. Jayson // Br J Rheumatol. – 1992. - № 31. – P. 389-394.;
  31. Effects of three different training modalities on the cross sectional area of the lumbar multifidus muscle in patients with chronic low back pain / L.A. Danneels, G.G. Vanderstraeten, D.C. Cambier et al. // Br J Sports Med. – 2001. – № 35. – P. 186–191.;
  32. Local denervation atrophy of paraspinal muscles in postoperative failed back syndrome / T. Sihvonen, A. Herno, L. Paljarvi et al. // Spine. – 1993. - № 18. – Р. 575-581.;
  33. Dangaria Trikam R. Changes in Cross?Sectional Area of Psoas Major Muscle in Unilateral Sciatica Caused by Disc Herniation / Dangaria Trikam R., Naesh Ole // Spine. - 1998– Vol. 23, № 8. – Р. 928-931.;
  34. Ondo W.G. Paraspinal Muscle Asymmetry in Parkinson's Disease / W.G. Ondo, H.A. Haykal // Int J Neurosci. – 2013. - № 18.;
  35. Ipsilateral atrophy of paraspinal and psoas muscle in unilateral back pain patients with monosegmental degenerative disc disease / A. Ploumis, N. Michailidis, P.Christodoulou et al. // Br J Radiol. – 2011. - №84 (1004). – Р. 709-713.;
  36. Active therapy for chronic low back pain: Part 1. Effects on back muscle activation, fatigability, and strength / A.F. Mannion, S. Taimela, M. Muntener et al. // Spine. – 2001. – № 26. – P. 897- 908.;
  37. Evaluation of specific stabilizing exercise in the treatment of chronic low back pain with radiologic diagnosis of spondylolysis or spondylolisthesis / P.B. O'Sullivan, G.D.Phyty, L.T. Twomey, G.T. Allison // Spine.- 1997.- № 22. – P. 2959-2967.;
  38. Габуния Р.И. Клиническая рентгенорадиология (руководство в пяти томах) / Р.И. Габуния, Г.А. Зубовский // Радионуклидная диагностика. Компьютерная томография / Под ред. Г.А. Зедгенидзе/ АМН СССР. – М.: Медицина, 1985. - Т. 4- 368 с.;
  39. Прокоп М. Спиральная и многослойная компьютерная томография: Учебное пособие: В 2 т. / Матиас Прокоп, Михаэль Галански; Пер. с англ.; Под ред. А.В. Зубарева, Ш.Ш. Шотемора. – М.: МЕДпресс-информ, 2006. – Т.1. – 416 с.;
  40. Тюрин И.Е. Компьютерная томография органов грудной полости / Тюрин И.Е. – СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2003. – 371 с.;
  41. Jones D.A. Physiological changes in skeletal muscle as a result of strength training / D.A. Jones, O.M. Rutherford, D.F. Parker // Q J Exp Physiol. - 1989. - № 74. – P. 233-256.;
  42. Lexell J. Human aging, muscle mass, and fiber type composition / J. Lexell // J Gerontol A Biol Sci Med Sci. - 1995. - № 50, Spec No. – P. ll-16.;
  43. Computed tomography of the normal and pathologic muscular system / J.L. Termote, A. Baert, D. Crolla et al. // Radiology. - 1980. – № 137. – P. 439-444.;
  44. Trunk muscle composition as a predictor of reduced functional capacity in the health, aging and body composition study: the moderating role of back pain / G.E. Hicks, E.M. Simonsick, T.B. Harris et al. // J Gerontol A Biol Sci Med Sci. – 2005. - № 60. – P. 1420-1424.;
  45. Trunk muscle strength, cross-sectional area, and density in patients with chronic low back pain randomized to lumbar fusion or cognitive intervention and exercises / A. Keller, J.I. Brox, R. Gunderson et al. // Spine. – 2004. - № 29. – P. 3-8.;
  46. Laasonen E.M. Atrophy of sacrospinal muscle groups in patients with chronic, diffusely radiating lumbar back pain / E.M. Laasonen // Neuroradiology. – 1984. – № 26. – P. 9 - 13.;
  47. Kelley D.E. Skeletal muscle density: effects of obesity and non-insulin-dependent diabetes mellitus / D.E. Kelley, B.S. Slask,y J. Janosky // Am J Clin Nutr. – 1991. - № 54. – P. 509-515.;
  48. Volvo Award Winner in Clinical Studies. Lumbar fusion versus nonsurgical treatment for chronic low back pain: a multicenter randomized controlled trial from the Swedish Lumbar Spine Study Group / P. Fritzell, O. Hagg, P. Wessberg et al. // Spine. – 2001. – № 26. – P. 2521-2532.;
  49. Albright J. Philadelphia Panel evidence-based clinical practice guidelines on selected rehabilitation interventions for low back pain / J. Albright // Phys Ther. – 2001. – № 81. – Р. 1641-1674.;
  50. Exercise therapy for low back pain: a systematic review within the framework of the Cochrane collaboration back review group / M. van Tulder, A. Malmivaara, R. Esmail et al. // Spine. – 2000. – № 25. – P. 2784-2796.;
  51. Cross-sectional areas of lumbar muscles after surgical treatment of lumbar disc herniation. A study with magnetic resonance imaging after microdiscectomy or percutaneous nucleotomy / E. Kotilainen, A. Alanen, R. Parkkola et al. //Acta Neurochir (Wien).- 1995. - № 133 (1-2). – P. 7- 12.;
  52. Postoperative Change of the Cross-Sectional Area of Back Musculature After 5 Surgical Procedures as Assessed by Magnetic Resonance Imaging Motosuneya, Takao / Asazuma Takashi; Tsuji Takashi; Watanabe Hironobu et al. // Journal of Spinal Disorders & Techniques. – 2006. – Vol.19, Issue 5. – P. 318-322.;
  53. Histologic and Electrophysiological Changes of the Paraspinal Muscle After Spinal Fusion. An Experimental Study / Yong Hu, H. B. Leung, William W. Lu, Keith D. K. Luk // Spine. – 2008. – Vol. 33, № 13. – P. 1418–1422.
Публикации: